Определение Конституционного Суда РФ от 18 октября 2012 г

Определение Конституционного Суда РФ от 18 октября 2012 г. № 1902-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Алексеевой Гелены Вячеславовны на нарушение ее конституционных прав пунктами 11 и 15 статьи 5, статьями 91 и 92 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя B.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, C.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Г.В. Алексеевой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Г.В. Алексеева оспаривает конституционность пунктов 11 и 15 статьи 5 «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе», статей 91 «Основания задержания подозреваемого» и 92 «Порядок задержания подозреваемого» УПК Российской Федерации. По мнению заявительницы, данные нормы, как не предусматривающие включение времени доставления задержанного подозреваемого к следователю в общее время задержания, воспрепятствовали осуществлению ее права воспользоваться услугами адвоката, что повлекло нарушение Конституции Российской Федерации, ее статей 18, 19, 45, 55, 76, 90 (часть 3) и 115 (часть 3).

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Г.В. Алексеевой материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.

Пункт 11 статьи 5 УПК Российской Федерации определяет задержание подозреваемого как меру процессуального принуждения, применяемую органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления. В соответствии с пунктом 15 той же статьи момент фактического задержания — это момент производимого в порядке, установленном этим Кодексом, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления. Данные нормы определяют общие понятия задержания подозреваемого и момента фактического задержания и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2011 года № 1579-О-О).

Согласно статье 91 УПК Российской Федерации орган дознания, дознаватель, следователь вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований: когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление; когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления (часть первая); при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо пыталось скрыться, либо не имеет постоянного места жительства, либо не установлена его личность, либо если следователем с согласия руководителя следственного органа или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу (часть вторая). Названная статья уголовно-процессуального закона регламентирует лишь основания задержания подозреваемого и не определяет порядок совершения этого процессуального действия. Не закрепляет она и права подозреваемого, в том числе право пользоваться помощью адвоката (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 26 мая 2011 года № 666-О-О). Следовательно, данная норма не может расцениваться как нарушающая права заявительницы в обозначенном ею аспекте.

Порядок же задержания подозреваемого урегулирован статьей 92 УПК Российской Федерации, которая прямо обязывает указывать в протоколе время задержания в соответствии с предписанием пункта 15 статьи 5 этого Кодекса, что исключает бесконтрольное, вне установленных сроков, содержание задержанного правоприменительным органом и не лишает задержанное лицо права на обращение к адвокату (защитнику) за юридической помощью с момента фактического задержания или иного реального ограничения его прав (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года № 11-П, определения от 20 июня 2006 года № 234-О, от 20 марта 2008 года № 245-О-О, от 17 ноября 2009 года № 1522-О-О, от 17 ноября 2011 года № 1579-О-О и от 17 июля 2012 года № 1280-О).

Таким образом, оспариваемые заявительницей нормы ее конституционные права не нарушают, а значит, ее жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации», не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Алексеевой Гелены Вячеславовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Содержание:

Обзор документа

Оспаривались нормы, касающиеся правил задержания подозреваемого.

По мнению заявителя, данные положения неконституционны, поскольку не предусматривают включение времени, когда задержанный подозреваемый доставляется к следователю, в общую продолжительность задержания (которая не может быть более 48 часов).

КС РФ отклонил эти доводы и разъяснил следующее.

УПК РФ определяет задержание подозреваемого как меру процессуального принуждения, применяемую органом дознания, дознавателем, следователем на срок не более 48 часов.

Это время исчисляется с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления.

При этом подразумевается момент, когда такое лицо фактически лишается свободы передвижения.

Порядок задержания подозреваемого урегулирован в отдельной статье УПК РФ, которая прямо обязывает указывать в протоколе время задержания.

Это исключает бесконтрольное (вне установленных сроков) содержание задержанного правоприменительным органом и не лишает возможности обратиться к адвокату (защитнику) за юрпомощью с момента такого фактического задержания или иного реального ограничения прав.

С учетом этого нормы не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *